• Воспоминания. "Как я был крепостным крестьянином"

    Иван Горбачев. Высылка крестьян в Сибирь

    Как я был крепостным крестьянином

    С бывшим колхозником села Нижняя Матрёнка (ныне Добринского района Липецкой области) Виктором Егоровичем Востриковым беседует Дарья Вострикова

    - Что такое колхозы?

    - Колхоз (коллективное хозяйство) – это кабала сельского населения, злая выдумка партии большевиков во главе со Сталиным.

    Колхозы создавали по всей стране в 1929-1931 годах, это назвали «коллективизация». У всех крестьян отобрали землю, лошадей, сельхозтехнику (плуги, сеялки и прочее). А тех хороших хозяев, которые много работали, у которых был достаток, объявляли «кулаками», отбирали дома, скот, всё имущество и ссылали без суда в Казахстан, Сибирь… Они умирали и в дороге, и на новом месте от голода и холода.

    Могли раскулачить и не самых зажиточных крестьян-единоличников, которые не хотели идти в колхоз. Колхозы организовывали активисты – это безлюдье, они и раньше не работали, а больше самогон пили, на гармошке играли и плясали, вот они в колхоз и организовались.

    В колхозе заставляли работать круглый год за палочки, трудодень (трудотень). Зарплата в конце года: за трудодень - 800-900 граммов ржи с лебедой. (Это я про 1930-40-е годы, со второй половины 1950-х стало получше).

    И главное – из колхоза нельзя было уйти, крестьяне как крепостные были привязаны к хозяйству. Паспортов у них не было! Им не разрешалось покидать свое село более, чем на 30 дней, и при этом для выезда к родным требовалось брать разрешение в сельсовете. Сбежавших нигде не принимали на работу, ловили, судили за нарушение паспортного режима, после отбытия срока возвращали в колхоз. Только в 1974 году вышло постановление Совета Министров СССР об обязательном введении паспортов для всех граждан. В начале 1976 года началась выдача паспортов колхозникам, которая шла ещё шесть лет.

    А еще у колхозников, в отличие от работников совхозов, не было пенсий вообще. Так как формально считалось, что они работали в коллективной артели, а не в государственном хозяйстве. Теоретически своих пенсионеров должен был содержать сам колхоз, у которого на это не было, разумеется, на это лишнего продовольствия. Только в сентябре 1964 года государство приняло решение платить пенсии колхозникам (и то они получали в 2 раза меньше, чем работники совхозов – 20 рублей вместо 40 – это в начале 1980-х гг.).

    - Как же люди выживали?

    - Жили люди за счёт огорода, который обрабатывали урывками. Огороды в нашем селе были по 50 соток. Выращивали картошку, тыкву, свёклу кормовую и сахарную на самогонку, огурцы, просо, коноплю на веревки.

    Но и тут издевались. Просо вырастил, но из него не сваришь же пшённую кашу, руками не обдерешь, нужна крупорушка. Была в селе у одного деда крупорушка, он молотил для себя и для других, но приходили сельсоветчики и ломали на куски, так как техника крепостному не положена! Он опять восстанавливал заново, мы ходили по-тихому ночью носили просо в маленьких мешочках, деду давали часть. Власти ломали снова, дед снова собирал и так далее.

    В личном хозяйстве могли быть куры, редко гуси, хорошо, если овечка, коровёнка. Но корову прокормить было очень сложно, вокруг поля колхозные - траву не возьмешь.

    И поборы с личного хозяйства были при Сталине грабительские: денежный налог (в 1953 год, если я не ошибаюсь, 400 рублей за год), натуральные налоги: у кого корова – молоко 200 литров в год, овцы – шерсть и т.д. Когда Сталин умер, Маленков снизил денежный налог в два раза, и отменил натуральные налоги - шерсть, яйца и т. д. Люди вздохнули чуть свободнее.

    А ещё выживали, пытаясь воровать с колхозного поля, ведь «Всё вокруг колхозное, всё вокруг моё».

    А советские порядки были такими, что даже сорняки для коровы нельзя было рвать на колхозном поле. Запрещали: это колхозное! Усыпавшиеся после уборки колоски, которые всё равно сгниют, тоже нельзя было подбирать: это колхозное! Если попался - судили за «хищение социалистической собственности».

    - Как можно было сбежать из колхоза?

    - Уйти учиться, но у нас только человека 3 смогли поступить в военные училища. Завербоваться на «стройки коммунизма» или, например, на шахты.

    Без паспорта не уйдешь, а чтобы получить паспорт, нужна была справка от председателя колхоза. Такую справку, конечно, не давали, иначе все крепостные разбегутся.

    Моя крестная - тетя Оля Зиновьева тоже хотела уехать из села в 1950-х годах, справку ей не давали никак. Но мой папа нашел в деревне Дурово (это километров 12 от нас) председателя колхоза, который выписывал справки жителям других сёл. За деньги, то есть совершал должностное преступление, рисковал, но фактически спасал людей из неволи. Тётя Оля по фиктивной справке получила паспорт и переехала под Москву, устроилась работать санитаркой в больнице.

    - Люди в колхозах стали рабами, а государству от колхозов была польза?

    - Нет, это очень вредное и для страны, и для народа изобретение. Власти боялись, что если крестьяне будут сами распоряжаться результатами своего труда и хорошо жить не благодаря советской власти, а вопреки ей, то они поймут, что эта власть им даром не нужна. Власть хотела распоряжаться продукцией сельского хозяйства: решать, что и сколько сеять, и забирать урожай фактически бесплатно, и при своём голодающем народе строить коммунизм во всём мире.

    В колхозе никто не хотел работать хорошо, за палочки. Урожаи и надои были в разы хуже, чем в своем хозяйстве. Зачем добросовестно ухаживать за землей или скотиной? Она же не твоя. Колхоз - это напрасный труд.

    В результате СССР сам стал покупать зерно и другое продовольствие и за рубежом, на продукты вводились карточки.

    Причем колхозы «прославились» на весь мир. Дедушка Паша рассказывал, что в 1944-45 годах, когда наши солдаты пришли в Польшу, Румынию, местные крестьяне спрашивали: будут у нас колхозы? Скажешь «не будут» - на радостях накормят и напоят.

    - Как создавались колхозы в Нижней Матрёнке?

    - Их создавали в 1929-1930 годах. Село у нас было большое: 800 домов, тянулось на 15 километров. Его нарезали на 8 колхозов: Когановича, "Коса", Красная Звезда", "Политотдел", "Серп" и др. У нас, на Фоминовке, был "Путь Ленина" - самый позорный, самый бедный, колхозные коровы весной ели солому с крыш.

    Раскулачили (ограбили и выслали) в селе семей 10-15. Из деревни высылали в разные места: Казахстан, Соловки, Сибирь.

    - А из родственников?

    - Из родни раскулачили две семьи. Моих прадедушку и прабабушку - деда Петруху и бабушку Полю Володиных, им было уже за 70, выслали в Казахстан. У них было богатое крепкое хозяйство. Отобрали кирпичный дом, всё имущество, много скотины, а у них были и племенные жеребцы. Из ссылки они сбежали. Добирались без билетов на поездах, их ссаживали… Дед Петруха косил под глухонемого, не нужного для строительства «социалистического рая». В милицию раз доставили, допрашивают, дед молчит, типа не слышит. Говорят ему: «ладно иди», но дел сидит, не реагирует, не поддается на провокацию. Жить стали в маленькой саманной (казишной) избенке (стены из глины и навоза) под соломенной крышей. Прадед умер после войны, а прабабушка - в 1954 году.

    Вторая семья. Мои дедушка и бабушка – дед Паша и бабушка Дуня Кретинины. Хозяйство было добротное, но небогатое. Однако местной красной активистке потребовался хороший кирпичный дом, крытый железом. Она пришла, засунула под печку свои рогачи (ухваты) и выгнала семью из дома. Но их не выслали, а выселили на окраину села в казишную избу под соломой, где ранее жили колхозные свиньи, прогрызшие насквозь стены из кизяков. Чтобы избежать высылки дедушка Паша уехал в Москву, работал на какой-то фабрике возчиком. Написал жене письмо, что всё хорошо, письмо прочитали местные коммуняки и застучали - написали донос директору фабрики: «У вас работает кулак». Уволили, пришлось уехать на Дальний Восток, там он работал на гашении извести. Потом вернулся в село, прошел всю войну. Дожили до Андропова: бабушка Дуня умерла летом 1983-го, дедушка Паша зимой 1984-го.

    - Как ты попал в колхоз?

    - После 10 классов не было выбора. Я три года работал за трудодни, а затем с радостью ушел в армию. Последний год работал на грузовике ЗИС-5 с деревянной кабиной (на фото), а первые два с вилами на разных работах.

    - Как ты смог сбежать из колхоза?

    - Без паспорта никуда их колхоза не денешься. До армии даже в Караганду хотели с другом завербоваться, хорошо не уехали. А в армию меня и без паспорта призвали. И только когда вернулся из армии, председатель колхоза дал справку для паспорта (уговорил нового председателя бухгалтер - я служил в армии с его сыном). Уволился я в запас 1 октября 1964-го, справку дали числа 7 октября, сразу поехал в райцентр (в село Добринка), сфотографировался, получил паспорт, а уже 24 октября с новенькими паспортом пришел на работу в Видновское ПАТП (пассажирское автотранспортное предприятие) в Подмосковье.

    Интервью опубликовано в газете "Видновчане" № 1 (4), 2020 г.

    Сентябрь 1961 Нижняя Матрёнка, колхоз им. Кирова. Виктор Востриков в кузове ЗИС-5

    1960-61 Нижняя Матрёнка, колхоз им. Кирова. На ЗИС-5

    Из народного творчества:

    Анекдот

    Председатель колхоза приказал колхознице выступить на собрании пред приехавшем начальством - похвалить счастливую колхозную жизнь. Дали слово, она начала:

    — Организовали колхоз, жить стало лучше, сытнее, веселее! Да я за колхоз с крыши прыгну!

    Голос из зала:

    - Убьёшься, дура!

    - Да и хрен с ним! Лучше уж сдохнуть, чем такую жизнь терпеть!

    * * *

    Колхоз дело добровольное: хочешь - вступай, не хочешь – расстреляем.

    ВКП(б) – Второе Крепостное Право (большевиков).

    Названия колхозов: «10 лет без урожая», «Вечные муки», «Напрасный труд».

    Reply Follow